Александр Белов: Единственным объединяющим фактором в России является государствообразующий народ, русский

России нужна сильная националистическая партия. Которая будет способна защищать интересы русских – государствообразующей нации. И тем самым такая партия будет защищать целостность России. Газета «Наше время»  публикует интервью с лидером Движения против нелегальной иммиграции Александром БЕЛОВЫМ.

 - В этом году у Движения против нелегальной иммиграции маленькая дата – пять лет деятельности. И за столь недолгий срок ДПНИ развилось весьма стремительно…

- Отделения есть во всех населённых преимущественно русскими регионах, за исключением разве что Крайнего Севера. А так практически в каждом крупном городе, в каждом субъекте федерации работают отделения ДПНИ.

Но, что касается стремительности, можно было ожидать и большего роста, возможно, в геометрической прогрессии. Если бы только не было реального противодействия административного аппарата, который видит какую-то опасность в том, что что-то развивается независимо, без их ведома.

- У ДПНИ есть отделения в национальных республиках – Башкирии, Татарии, Туве.

- В Башкирии, Татарии не так мало русских, как может показаться на первый взгляд. В Башкирии это примерно третья часть населения. А Казань – вовсе русский город, где нас большинство.

- Но активисты ДПНИ – это именно этнические русские?

- Как правило, да. Но, к примеру, в Туве встречаются и этнические тувинцы.

А наиболее близка наша идеология финно-угорским народам – карелам, коми, мордве. Кстати, в Коми нашу организацию определённое время возглавлял Юрий Екишев, по национальности коми, писатель – фактически единственный писатель, который в наше время пишет на языке коми.

На Кавказе сложнее. Скажем, в ДПНИ однажды обратились аварцы. Я был несколько удивлён, спрашиваю: а какие у вас в Дагестане возникли проблемы? Они отвечают: чеченцы очень богатые стали, приезжают, всё скупают, нас вытесняют, из Азербайджана, Армении тоже на наши земли переселяются.

Однако и сами аварцы в этом смысле не менее активны. Они в настоящее время осваивают равнинную часть Дагестана, и там также происходят стычки с местным населением.

Хотя тенденция такая – обращение в ДПНИ коренного населения, терпящего неприятности от пришлых, – может иметь место.

Мы – не ПТУшники

- То есть ДПНИ нельзя назвать строго русской организацией?

- ДПНИ – преимущественно русское движение.

Но ведь и Россию можно назвать – если руководствоваться нормами ООН – вовсе не федерацией, а унитарным, национальным государством русского народа с наличием национальных меньшинств.

Классический пример федерации, где можно говорить о многонациональном государстве, – это Малайзия. Да и то там вся власть принадлежит малайцам, хотя их в стране меньшинство.

Индонезия – тоже пример многонационального государства. Но уж никак не Россия.

- А активист ДПНИ – он кто? Вряд ли Движение это молодёжная группировка…

- Основной костяк Движения составляют люди от 25 до 35 лет. Тем не менее, встречаются и ветераны Великой Отечественной.

Хотя нас, русских националистов, представляют людьми из неблагополучных семей с окраин Москвы и, скорее всего, учащимися в ПТУ.

По анкетным же данным, портрет соратника ДПНИ – 25-30 лет, либо учится, либо окончил вуз – один, а то и два – как правило, работает менеджером среднего звена, в журналистике, в медицине. И это горожанин – сельских жителей очень мало.

Вообще, у нас село, где живет до 40% населения страны, не активно, выключено и из информационной, и из политической жизни.

Но у села большой потенциал, который в ближайшее время по понятным причинам – снижение производства, отсутствие приемлемой для жизни инфраструктуры – окажется в городе.

- ДПНИ проводит марши, собирает подписи… Насколько такая деятельность эффективна?

- Первый «Русский марш», который состоялся в 2005 году, показал русским людям и в целом обществу, что идеология Движения имеет реальную популярность и представляет реальную силу.

До первого марша наши сторонники думали: нас мало, мы больше трёхсот человек собрать не можем. Мол, нас мало, мы больше трёхсот человек собрать не можем. Но на «Русский марш» только в Москве вышло несколько тысяч соратников. И это вселило надежду.

На самом деле, если государство не укрепляет в обществе уверенность в завтрашнем дне, то общество деградирует – количество самоубийств в стране растёт именно из-за этого. Поэтому надо давать людям осознание того, что они не одиноки, что у них есть будущее.

Что касается сбора подписей – основная задача этого вида деятельности не столько в автографах граждан, сколько в общении, в выявлении людей, с которыми впоследствии проводится работа, которые становятся, в том числе, и активистами организации.

В общем же, деятельность ДПНИ условно делится на три направления.

Первое – это направление информационное, а отнюдь не уличное. Пожалуй, мы первыми в стране стали собирать и анализировать сведения о той негативной роли, которую играют в нашей жизни иммигранты. Идёт постоянный мониторинг совершаемых преступлений, изучаются методы борьбы с нелегальной иммиграцией в ряде субъектов федерации, где это более-менее удаётся, и за рубежом. Такова основная задача информационной группы ДПНИ.

Впоследствии эти данные передаются через наших депутатов и вносятся какие-то предложения в Думу. Хотя депутатов, которые с нами сотрудничают, не так уж и много…

- А почему? Боятся?

- Это специфика современной Думы, в которой большинство депутатов вообще никакой идеологии не разделяют, в парламент попали случайно, радуются уже тому, что у них есть мандаты, и поэтому никаких активных телодвижений не предпринимают.

И только единицы, для которых работа с нами – принципиальный момент, и им не важно даже, попадут ли они в следующую Думу, готовы к сотрудничеству и делают то, что считают нужным. С помощью таких людей нам и удавалось некоторые вещи остановить или, наоборот, реализовать…

Источник: regions.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *