Александр Белов: Чеченцы в Донецк приехали с благословения Кадырова и за деньги

Выборы на Украине завершились, и киевские власти продолжают проведение антитеррористической операции в Донбассе. Многие ждали, что появление легитимного президента станет поворотным моментом в противостоянии власти и ополченцев, но так ли это?

Об этом, а также о слухах про возможное присутствие выходцев с Северного Кавказа на стороне пророссийских активистов в Луганской и Донецкой областях мы поговорили с российским политиком, бывшим лидером «Движения против нелегальной иммиграции» Александром Беловым-Поткиным.

— В Луганской области войска Украины открыли огонь из артиллерии по ополченцам. Как изменились шансы украинской стороны на успех в подавлении сопротивления после президентских выборов?

— Основная сложность до президентских выборов была в том, что армейские военачальники, поменяв за последние полгода руководство страны два раза, не были до конца уверены, что могут выполнять приказы, а с них новая власть потом за это не спросит. Сейчас есть новый президент, признанный большинством игроков на мировой арене, поэтому военные его приказы готов выполнять. С точки зрения усиления методов, используемых в антитеррористической операции, появление легитимного президента — это новая страница. В этом плане ополченцам отстаивать независимость на юго-востоке Украины будет тяжелее.

— Какую позицию по отношению к новому президенту могут занять олигархи юго-востока Украины, прежде всего Ринат Ахметов?

— Ринату Ахметову сложно маневрировать. Если оценивать риски, то перспективы дальнейшего развития независимой Донецкой республики представляются очень туманными. Поэтому на этом этапе он не готов договариваться с новой властью в Донецке. В то же время поддержка Киева является хорошим шансом для бизнесмена на возвращение в круг уполномоченных олигархов. До этого он воспринимался как человек, тесно связанный с Виктором Януковичем. Ринат Ахметов заинтересован в том, чтобы вернуть свои позиции политического влияния, поскольку на Украине политика тесно связано с бизнес-интересами. Надо сказать, что и в России порядки схожие.

По крайней мере, неподдержкой донецких сепаратистов Ринат Ахметов уже увеличивает свои шансы на возвращение утраченных позиции в большом бизнесе и обретение влияния при новом президенте.

— Насколько возможно, что ситуация разрешится без массированных военных действий в том случае, если украинские власти предложат ополченцам приемлемый вариант выхода из кризисной ситуации?

— Такая ситуация представляется невероятной. Это как приход к власти Владимира Путина — помните, чем он ознаменовывался применительно к войне в Чечне? Петру Порошенко для закрепления своего успеха необходим триумф в виде расправы над сепаратистами и наведения порядка на юго-востоке Украины. Он будет к нему двигаться. А на мировое соглашение при условных успехах антитеррористической операции он ни за что не пойдет. Думаю, что для него вопрос крови не имеет значения.

Петра Порошенко могут остановить и заставить пойти на переговоры только очень жесткие действия ополченцев, приводящие к большим потерям украинской армии, или захват в плен крупных военачальников и важных фигур в Министерстве внутренних дел. В этом случае возможны соглашения и мирное урегулирование. Но из мировой практики, а особенно из истории развития подобных процессов на постсоветском пространстве, очевидно, что это не выход. 2–3 месяца рукопожатий приведут к тому, что все люди, с которыми были заключены договорённости, будут ликвидированы.

Вспомним практику России. Чего стоили Хасавюртовские соглашения, подписанные по поручению Бориса Ельцина Александром Лебедем, а затем визит Аслана Масхадова в Москву? Ничего не стоили. Масхадов был ликвидирован, а вся его шайка окончательно зачищена. В случае примирения на Украине напрашивается тот же самый сценарий. Поэтому для Донецка и Луганска это не выход. По крайней мере, надо быть идиотами, чтобы пойти на соглашения с Киевом.

Хотя на Украине существуют и прорусские политические силы. Кроме того, скоро должны быть назначены выборы парламента. Одним из ключевых вопросов является то, будет ли поддержан юго-востоком страны прорусский блок, который примет участие в избирательном процессе. Если Донецкая и Луганские области не будут задействованы в выборах, то этот блок получит мало голосов. Соответственно, все остальные сторонники федерализации, находящиеся за пределами восставших республик, например в Николаеве или Херсоне, не получат своего представительства в Верховной Раде. Поэтому нужно понимать, что если ДНР и ЛНР не допустят своих жителей до выборов, то и другие пророссийские области не смогут провести своих кандидатов в парламент. А это плохо.

— Рамзан Кадыров опроверг информацию о присутствии чеченских военных в Донецкой области. Но на многих видео люди на юго-востоке страны называют себя кадыровцами. Насколько вероятно присутствие чеченских солдат на Украине?

— Они там присутствуют.

— Откуда у Вас такая уверенность?

— Такая уверенность у меня есть. Скажу откровенно: если будет информация о том, что добровольцы могут получить деньги, то на юго-востоке Украины появится большое количество реальных и качественных специалистов. Насколько мне известно, люди, являющиеся этническими чеченцами и приехавшие в протестующие регионы, находятся там не столько по приказу, сколько из-за финансового контракта. Кто оплачивает, не знаю, но работают они эффективно. Эффективнее, чем местные ополченцы.

Оплата приблизительно следующая: 10 тысяч долларов за подбитый БТР, 2 тысячи долларов за ликвидированного офицера или главу антитеррористической операции. Но это информация неподтверждённая, поскольку я сам при передаче денег не присутствовал.

Если вы помните, когда было нападение на батальон «Донбасс», который попал в засаду, трупы солдат ополченцы забирали. Это делалось для отчета, чтобы потом за каждый труп получить деньги. Это нормальная практика, когда проводятся любые боевые действия в сложных условиях ведения войны и непонятно, где линия фронта, и ополченцам приходится действовать маленькими спецподразделениями против регулярных частей.

— Могли ли чеченцы в частном порядке попадать на территорию Украины, без ведома Рамзана Кадырова?

— За него [Рамзана Кадырова] я утверждать не могу. Но насколько известно мне, эти люди приехали из Чечни с благословения главы республики. Может быть, официального приказа он не давал, но это и не нужно. Достаточно сказать: «хорошо бы было, чтобы вы там оказались». Думаю, в Чечне все бы это правильно поняли.

Официально Рамзан Кадыров не может признать присутствие чеченцев на Украине. Но то, что у этих бойцов чеченский акцент и они являются выходцами именно из этой северокавказской республики, а не какими-то непонятными ваххабитами с гор, мне сообщили люди, которые непосредственно находятся в месте боевых действий на Украине. Там чеченцы находятся как по собственной воле, так и получая за это вознаграждение.

— То есть эти люди прежде всего преследуют финансовые интересы без политической подоплеки?

— Надо понимать, что для чеченцев есть моменты наемничества, но известно, как может это отразиться, если их действия не понравятся руководству республики. Власти Чечни достаточно влиятельны и могут достать кого угодно. Зная современную ситуацию в чеченском обществе, можно уверенно сказать, что без одобрения руководства республики боевики на Украине оказаться не могли. Может быть, без прямого приказа, но одобрение, конечно, было. Иначе люди просто рискуют потерять всё на свете.

Смагин Никита, Собеседник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *