Интервью с адвокатом Александра — Игорем Поповским

Известному в России националисту Александру Поткину изменили меру пресечения с домашнего ареста на содержание в СИЗО, взяв под стражу прямо в зале суда. Об этом сообщил нам его адвокат Игорь Поповский. А заодно он рассказал и о ноу-хау российских и казахстанских следователей.

Напомним, следствие предъявило Поткину обвинение в легализации (отмывании) денежных средств. 17 октября Тверской суд Москвы санкционировал его домашний арест. Однако 23 октября мера пресечения была изменена.

Как сообщает Интерфакс, защита просила отпустить Поткина под залог в 1,5 млн рублей. Адвокат обвиняемого Сергей Бадамшин заявил, что из двух представленных суду томов только пятая часть относится к предъявленному Поткину обвинению. Он обратил внимание судьи на то, что со времени избрания меры пресечения Поткин не нарушал условия домашнего ареста, и напомнил, что еще в марте Поткин был свидетелем по уголовному делу «БТА Банка» и исправно приходил на допросы к следователю.

По словам другого адвоката, Игоря Поповского, за неделю до задержания его клиент встречался с некими сотрудниками спецслужб, «которые предложили ему переоформить некоторые участки земли». В ходе встречи те якобы назвали фамилию следователя, который в случае отказа будет портить Поткину ему жизнь. «Что мы и наблюдаем», — сказал адвокат. По словам защитника, эта информация была доведена до следствия еще 15 октября, но никакой проверки проведено не было.

Между тем, по данным пресс-центра МВД, против Поткина также было возбуждено дело по второй части статьи 282 УК РФ («Возбуждение ненависти или вражды с использованием СМИ и интернета организованной группой»), которое планируется выделить в отдельное производство.

Что интересно, причиной для изменения меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу в СИЗО, как сообщил нам  адвокат Поткина Игорь Поповский, стали материалы уголовного дела, возбужденного в Казахстане за экстремизм.

- Игорь, расскажите, что произошло в суде?

- Вчера я и мой подзащитный Александр Поткин пришли к двум часам дня в следственный департамент к следователю — должны были предъявить обвинение Александру. Следователь вытащил и бросил перед нами на стол уведомление о том, что  минут через 40, состоится судебное заседание, в ходе которого будут рассматривать изменение меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу в СИЗО.

Мы прибыли в суд, ознакомились с материалами, которые предоставило следствие. Процентов 90 среди них — это были материалы, представленные в суд при решении о заключении Поткина под домашний арест в прошлую пятницу. Из нового — появились копии материалов уголовного дела из Казахстана по экстремизму. Эти два уголовных дела были соединены в одно производство, т. е. прежнее дело по экономике и новое по экстремизму. И на основании этого следствие ходатайствовало о том, чтобы избрать меру пресечения в виде заключения под стражу в связи с тем, что скоро будет предъявлено, якобы, обвинение в экстремизме.

- А возможно присоединить к экономическому делу в России, дело, возбужденное в Казахстане по экстремизму?

- Формально Уголовно-процессуальный Кодекс это допускает, т. е. соединение уголовных дел в отношении одного лица. Но в том же самом ходатайстве следователь указывает на то, что в ходе расследования экономического уголовного дела им были выделены материалы по экстремизму и отправлены в другое подразделение. На вопрос: «Зачем это все было сделано?» , — следователь пояснил, что это было сделано в соответствии с Уголовно-процессуальным Кодексом, так как расследование по статье 282 УК РФ отнесено к компетенции Следственного комитета. То есть, получается, что один экстремизм уходит — другой приходит.

- Что это за фортель такой?

- Сложно сказать. Я думаю, что это все-таки из-за политики. Ничего нового в деле нет. Да в нем и не может быть ничего нового, потому что следствие только меняет в делах одни и те же события примерно трехлетней давности. То есть новое там только дело по экстремизму из Казахстана, больше ничего.

Впрочем, еще есть различные справки, никем не подписанные, какие-то статьи из интернета, но без указания первоисточников: просто распечатали несколько листов, там фотография Александра, какой-то текст. Наверное аналитики скажут, что судя по тексту он может нечто такое противоправное совершить.

Речь следователя, кстати, большей частью была из предположений. Например, при обыске у Поткина не нашли его заграничный паспорт — отсюда предположение, что он находится у него и он может в любой момент уехать из страны. Но он ведь уже находится под домашним арестом и не может никуда выйти, как же он может улететь?

Или — не имея на руках загранпаспорта моего подзащитного, следователь делает предположение, что у него в нем может быть открытая виза и он может в любой момент скрыться.

Или  - рассказал о том, что когда-то Александр Поткин уже скрылся от полиции, выпрыгнув в окно второго этажа, но опять же никаких доказательств не было приведено. Между тем, как я знаю, это было еще в марте, когда следователи решили провести у него дома обыск по делу о БТА, но приехав утром к нему — его не обнаружили, потому что он уже уехал на работу. Зачем надо было рассказывать о прыжке со втрого этажа — мне сложно сказать.

- А следователь Будило  экономическими преступлениями вроде занимался всегда?

- Да, поэтому я не знаю, как он будет расследовать дело, связанное с экстремизмом. Статьи в российском Уголовном кодексе и казахстанском хоть и перекликаются, но имеют различия, поэтому там не получается переложить все точь в точь, отсюда абсурд получается.

- Вот это сочетание в одном деле статей Уголовного кодекса Казахстана и Российской Федерации — это просто открытие, ноу-хау очередное.

- Они сами, в общем-то, признались в том, что фактически своими действиями сделали из Александра политического заключенного. И, естественно, этот вопрос будет постоянно нами подниматься. И не только нами.

- Ситуация абсурда.

- Да. Кстати, например, есть еще в деле рапорт ФСБ о том, что Александр планировал выехать в Украину и в городе Львове сделать свою штаб-квартиру и там готовить революцию в Казахстане. Я так понимаю, что, по их мнению, это логово какое-то, что ли. Либо же попытка сыграть на всеобщем нынче неприятии в России Правого сектора, штаб-квартирой которого у наспочему-то принято считать Львов, а не Киев.

- Похоже, без политики и идеологии в этом деле никак не обойдется.

- Да.

- Спасибо, Игорь, за интервью.

Источник - respublika-kz.info

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *