Александр Белов: Никакого погрома в Бирюлеве не было

Никакого погрома в Бирюлеве не было, хотя, конечно, хочется, чтобы он был. Это было мелкое хулиганство, административное правонарушение: серьезных жертв нет, оружие не применялось. Единственные пострадавшие — люди, которых побил ОМОН. А сами омоновцы пострадали, потому что переборщили с применением силы, и люди стали защищаться.

Жители района Бирюлево Западное давно уже были недовольны своим положением. Мигранты вытеснили местных из бытовых сфер бизнеса — кафе, автосервисы, продуктовые магазины, такси — буквально силой, с кровью и убийствами. Я когда-то сам крышевал там пару магазинов и знаю, о чем говорю. Да те же такси: местные люди не могли подзаработать, потому что им прокалывали шины, били стекла, а если не понимали, то били уже головы. Важно понимать, что такси там очень актуально, потому что рядом нет метро.

Приставания к девушкам, грабежи, наркоторговля — это общий фон. А конкретный повод — это убийство молодого парня, о котором стало известно широкому кругу людей. Во вчерашних беспорядках есть два фактора. Первый — неправильная работа власти, неготовность власти к работе с населением. Когда собралось большое количество людей, присутствовал глава управы, начальник отделения милиции, а префект сидел в машине, и его помощница говорила: «Соберите 20 человек, будем беседовать с ними в кабинете». А нужно было взять мегафон, подняться на трибуну и пригласить огромную массу к себе в управу, чтобы начать диалог. В результате попыток кулуарных переговоров сработала другая часть — люди из спецслужб. Их задача была другая — рассеять толпу. И они стали говорить: «Да хватит, чего с ними разговаривать, давайте пойдем на станцию Товарная, чтобы от администрации рассосались люди». И вот тогда начались беспорядки.

Все это можно было предотвратить, если бы не было страха. Милиции надо было правильно распределить своих сотрудников, чтобы в целом контролировать ситуацию, а не охранять только путь на овощебазу. ОМОНа было много, но он почему-то был локализован. Надо было вести диалог с людьми, вытаскивать тех, кто больше всех кричал, и выслушивать их предложения.

А получилось так, что главу управы слушают 20 человек, 15 из них — журналисты, а все остальные стоят и не понимают, зачем они пришли вообще, ничего не слышно, ничего не понятно. Я видел, как у главы управы тряслись руки, ему было страшно, и он не знал, что делать. А префект вообще не вышел из машины. Главная и основная причина — разрыв связи между населением и властью. Это надо исправлять.

Источник: сноб.ру

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *